История

Материал из Yukagiryu

Перейти к: навигация, поиск

Расселение


В.И. Шадрин,
председатель Совета старейшин юкагирского народа РС(Я)

Юкагиры к моменту прихода русских проживали на огромной территории от Лены до Охотского моря и Анадыря. К началу русской колонизации племенные группы юкагиров занимали территорию от р. Лены до устья Анадыря.

Они распадались на 12 родовых групп. Так, в долинах Лены и Яны обитали яндагирцы, омолоевцы, хромовцы; в бассейне Индигирки - олюбенцы, ягинцы, омокцы, когимцы, лавренцы; в бассейне Анадыря - чуванцы, анаулы, ходынцы.

Содержание

В древности они расселялись гораздо шире. Большинство ученых считают, что 2-2,5 тыс. лет назад юкагиры проживали от Енисея до Чукотки и являлись носителями Ымыяхтахской археологической культуры. Более того, некоторые предполагают, что в то же время они населяли и территорию Аляски (культуры Нортон и Ипиутак), но в дальнейшем оттуда таинственно исчезли.

ПО МНЕНИЮ УЧЕНЫХ: А.П. Окладников пришел к выводу о принадлежности неолитической культуры Якутии предкам юкагиров. Этой точки зрения придерживались такие известные советские исследователи, как М.Г. Левин, И.С. Гурвич, Ю.Б. Симченко.

А.В. Чернецов обосновал интересную теорию о существовании единого этнического субстрата в различных культурах циркумполярной зоны. Этот субстрат, уральский по происхождению, он связывал на востоке с юкагирами, а на западе с лопарями /саамами/. Следовательно, самой восточной ветвью уралоязычных этносов, оторвавшейся в глубокой древности от своего ядра, являются юкагиры. Это идея была поддержана работами лингвистов Ю.А. Крейновича, А.Б. Долгопольского и др.

В неолите заселение Заполярья Восточной Сибири шло более интенсивно и к началу II тыс. до н.э. здесь, как и по всей циркумполярной зоне Евразии, выработались те характерные черты культуры охотников на дикого северного оленя, которые определили развитие хозяйства у всех тундренных народов, вплоть до появления у них оленеводства. С формированием циркумполярной культуры тесно связано сложение древней уралоязычной основы юкагиров. Северная ветвь ымыяхтахцев Якутии оказала решающую роль на формирование культур II-начала I тыс. до н.э. на западе до Таймыра и на востоке до Чукотки. В этих культурах, начался процесс оюкагирования древнего уралоязычного субстрата, ускоренного в I тыс. до н.э. притоком усть-мильских (эпоха бронзы в Якутии) праюкагирских племен.

Приток реки Колыми, р. Ясачная. Вид на село Нелемное. Фото Л. Жуковой

О многочисленности юкагиров в те времена говорят якутские предания, которые называли северное сияние "дьукээбил уоттара" - трансформированное "юкагирские огни", считая его отсветом костров множества юкагирских стойбищ. Некоторые птицы, по мнению якутов, стали черными, так как они пролетали над очагами юкагиров и закоптились. Современные исследователи сходятся во мнении, что юкагиров в середине XVII века было 5-6 тысяч человек.

Хозяйственным укладом у юкагиров являлась охота на дикого оленя. Зимой они преследовали их на нартах, осенью охотились с помощью маньщиков. Охотились на оленей со специально обученными собаками. Застав стадо диких оленей, охотники загоняли их с помощью собак в озеро. Когда стадо пыталось переправиться через него, то с противоположного берега озера спускали с привязи еще несколько собак, которые мешали оленям выбраться на сушу. А охотники на лодках приступали к закалыванию животных копьями. Кроме того, главное значение имела охота на мигрирующих диких оленей на речных переправах. Занимались юкагиры дополнительно и рыболовством в низовьях северных рек.

Единственными домашними животными долгое время оставались собаки, на которых ездили. Примерно начиная с XVI в. у тундренной части юкагиров распространяется оленеводство.

Вооружением юкагиров служили луки со стрелами, копья, каменные топоры. Железных вещей было мало. Для ловли рыбы использовались заездки, плетенные ловушки-морды, неводы, сети из тальника, также удочки. Подледный лов не был известен.

Древнейшие жилища имели сезонный характер - землянки, полуземлянки, конические шалаши, чумы, покрытые шкурами, корой или дерном. Со второй половины XVIII в. стал использоваться также деревянный сруб, т.н. "якутский дом".

ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА: Традиционными жилищами юкагиров являются ураса, холомо и чандалы. УРАСА (одун нумэ) имеет коническую форму, строится из соединяющихся в верхней части жердей, сверху покрытых летом корой лиственницы и зимой оленьими шкурами. Обычный размер урасы – до 4 метров в основании и 2,5 м в высоту, но известно, что в XVII-XVIII веках встречались большие урасы, в которых могли помещаться до 100 человек. ХОЛОМО (хандьэлэ нумэ) было зимним жилищем и имело пирамидальную форму. ЧАНДАЛЫ до наших дней не дошли. Ещё в конце XVIII века Сарычев Г.А. исследовал разрушенные чандалы на побережье Северного Ледовитого океана, оставив их описание. Это были жилища полуземляночного типа площадью от 40 до 70 кв.м. Их основу составляли 4-6 наклонных столба, соединенных в вершинах рамой, образующей остов плоской крыши. Стены и крыша были из бревен, покрытых мхом или дерном. Основание – округлое или округло-четырехугольное. Кстати, раскопки чандалов положили начало арктической археологии.

Примерно с XVII в. юкагиры более массово стали носить одежду тунгусского образца: распашной кафтан из ровдуги, меховой нагрудник, кожаные штаны, длинные кожаные чулки, шапку. Своеобразной деталью юкагирского костюма был пыжиковый воротник-боа. Летняя обувь шилась из ровдуги, зимняя - из камуса. Одежда украшалась вышивкой из оленьего волоса, позднее - бисера, аппликацией из камуса, меховой оторочкой. Раскрашивалась дымом, ольхой и глиной. В одежде преобладали черный, красный и белый тона.

На сезонных собраниях, длившихся обычно около месяца, устраивались празднества, игры, танцы и различные спортивные состязания.

Охота

Значительную роль играла охота на птицу. У тундровых практиковалась осенняя охота по берегам озёр на гусей и уток во время линьки. Участники охоты разделялись на две группы. Одна группа окружала озеро рыболовными сетями, а другая, сидящие в лодках, загоняла лишённых возможности летать птиц в сети.

Как отмечали выше, у юкагиров большое значение имело рыболовство. Ловили, в основном, нельму, омуля, муксуна. Из рыбы летнего улова изготовляли юколу. Зимой ели замороженную рыбу в виде строганины. Мясо консервировали путём вяления на вешалах и замораживания. Ягоды и различные коренья служили добавочным сезонным питанием. В качестве наркотического средства употребляли грибы мухомора.

Старинным средством передвижения по реке у юкагиров был плот треугольной формы. Пользовались также челноками, долблёнками из ствола тополя. Зимой ходили на охоту на лыжах – ракетах. У верхнеколымских – лыжи тунгусского типа. Размер таких лыж позволяли их использовать как волокушу.

Предания юкагиров сохранили упоминание о гончарстве, хотя место глиняной посуды давно заняла деревянная и берестяная утварь. Деревянные блюда, берестяные сосуды четырёхугольной и круглой форм различных размеров, мешки из кожи оленя или рыбы, ложки из оленьего рога и каменный молот для разбивания костей и толчения жира.

Приготовление горячей пищи, а также вытапливание рыбьего жира производились в корытообразных деревянных сосудах с помощью камней.

Юкагиры в основном питались мясом и рыбой

ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА: Как и все народы северного края, юкагиры в основном питались мясом и рыбой. Помимо этого они употребили в пищу дикорастущие ягоды, съедобные травы и, в отличие от якутов, ели некоторые виды грибов. Мясо и рыбу варили, жарили на рожне, пекли, сушили, вялили, коптили и замораживали.

На Колыме и Индигирке водились в обилии такие деликатесные рыбы, как осетр, стерлядь, омуль, чир, муксун, белорыбица, пелядь и сельдь. Из белорыбицы получали отличнейшую строганину. Особенно ценили икру стерляди, а ее мясо предпочитали мясу осетра. Чир, нельму, омуль и другие «белые» рыбы обычно ели в натуральном виде, например, делали строганину, юколу, А «черную», озерную рыбу всегда употребляли вареной, жареной, печеной.

Мясо оленя и лося варили, но иногда делали из мяса строганину, сушеное мясо толкли в порошок – порса (барча). Дичь употребляли только в вареном виде. На долгую зиму из рыбы заготавливали юколу. Летом женщины собирали ягоды и корни съедобных трав, которые сушили. Также сушили грибы и использовали в качестве приправы к супам. Особенно запасались сушеными толчеными кореньями - пульхи. Этот весьма ценный продукт не раз спасал людей от голода. Из очищенных, высушенных кореньев в деревянной ступе толкли муку. Из него пекли кавардак не только юкагиры, но и русские старожилы. Пульхи добавляли в чай, в рыбные пироги. Мелкую рыбу пекли около костра на тальниковых колышках. Рыбьи потроха и икру жарили. Брюшки жирных рыб, а также печень налима ели сырыми. Из икры и толченой рыбы пекли лепешки.

Обработка металлов носила у юкагиров более примитивный характер. Ковка железа была заимствована ими у якутов в XVII в., а литьё металлических украшений – у эвенов. Ценными и почитаемыми, переходящими из поколение в поколение предметом считался серебряный или бронзовый диск, прикрепляемый к одежде на груди, т.н. "грудное солнце".

Одежда старинного юкагирского воина состояла из боевого шлема и панциря из роговых пластин, скреплённых жильными лосиными нитями.

Ход исторического процесса в юкагирских землях резко изменило включение северо-востока Сибири в состав Российского государства.

Первые достоверные сведения о юкагирах мы встречаем в отписках казаков-землепроходцев в 1633-1634 гг., а в сообщении 1638 г. впервые встречаем упоминание о конкретном юкагире – князце Уянди. Присоединение "Юкагирской землицы" не было простым и бескровным. Уже с первых отписок казаков мы узнаем об их столкновениях с юкагирами. О масштабах этих столкновений говорит донесение С. Дежнева, отряд которого в 50 человек во время похода подвергся нападению юкагиров численностью несколько сот человек. Сам он еле спасся в одном из острогов, будучи ранен стрелой в голову.

Из фольклора

Фольклор юкагиров сохранил рассказ о первой встрече юкагиров с русскими. Согласно преданию, русские пришли со стороны верховьев реки, спускаясь по ней на лодках. Это произошло летом, "когда листья на рябине распустились, выросли травки полевые и пели пташки лесные… Однажды вечером заметили, что плывет к ним сверху человек с шерстью на лице, с громадным, как шишка берёзы, носом, в котором две черные дыры, подобные норкам горностая. И этот человек, с лесину ростом, видя, как пляшут на берегу девушки, пристал к берегу, подошел к ним и, схватив одну из них, потащил в лес. Видя это, пришли мужчины с копьями и стрелами, убили его, бросили в реку и сказали: "Откуда ты (река) привела, туда и уведи".

Включение юкагирских земель в состав Русского государства уже в XVII в. привело к значительным изменениям в их хозяйстве, расселении и численности. Неурядицы первых лет после проникновения служилых и промышленных людей, когда в этих окраинных районах Ленского воеводства еще не был установлен элементарный правопорядок, крайне отрицательно сказались на существовании многих юкагирских групп. От произвола казачьих военачальников, хищнических устремлений проникавших на север авантюристов, столкновений со сборщиками ясака особенно пострадали пешие оседлые юкагиры, привязанные своим хозяйством к низовьям рек.

ЭТИМОЛОГИЧЕСКАЯ СПРАВКА: Юкагиры называют русских "нохшоччо". "Нохшо" с юкагирского – это соболь, т.е. дословно "нохшоччо" переводится как соболятник, охотник за соболем. Другое название, более распространенное в наши дни, "луусии" - фонетическая трансформация слова "русский", аналогично в як. языке "нуучча".

Захват наиболее именитых юкагиров в аманаты (до 6-10 % от общей численности юкагиров) - заложники, где они чаще всего умирали, увод девушек и женщин (10-15 %) нарушали традиционный хозяйственный уклад юкагиров. Ясачные поборы, притеснения со стороны казачьих начальников послужили причиной ряда перемещений юкагирских родов. Во второй половине XVII в. усилилось проникновение в юкагирские земли их соседей – якутов и эвенов (ламутов), уклонявшихся от уплаты ясака. В этих условиях участились вооруженные столкновения юкагиров с ними.

Юкагиры коневоды

ИЗ ФОЛЬКЛОРА: О столкновениях с якутами предания сохранили только отдельные отрывки. Одно из них рассказывает о встрече юкагиров "с чем-то невиданным и необъяснимым: они увидели белых и черных оленей без рогов с круглыми копытами, с волосатыми до самой земли хвостами". И на этих "оленях", больших, как лоси, ездили верхом люди, вооруженные железными копьями и мечами, которые были гораздо смертоноснее, чем копья одулов или их стрелы с костяными и каменными наконечниками. Они поражали всех, кого только увидят. Эти существа – шестиногие, двуглавые, четырехглазые, с длинным хвостом, были все же смертны. Они тоже имели кровь, кости и плоть. И отважные защитники своего края, самые лучшие и бесстрашные воины, сначала убивали только этих невиданных оленей, т.е. якутских лошадей, считая их главным злом, а на седоков даже не обращали внимания. Это и было причиной падения юкагиров".

С конца XVII – начала XVIII века начали обостряться отношения с восточными соседями — коряками и чукчами, которые мстили юкагирам за то, что те соглашались быть провожатыми у служилых людей, пытавшихся проникнуть в их владения. Это вело к войне на истребление.

Болезни

Подлинной катастрофой для юкагиров стали болезни, принесенные русскими и неизвестные им, чей организм был беззащитен перед ними. Начиная с XVII в. главным незримым врагом юкагиру была оспа - "большая болезнь". "На туземцев она наводит панический страх,— писал об оспе А. Аргентов.— Самые лютые (знаменитые) шаманы в робость приходят от оспы и к пораженному ж страдальцу не осмелятся приступать... Паника усиливает эпидемию". По данным Аргентова, в XVII—XVIII и первое половине XIX в. эпидемии повторялись через каждые 70—80 лет. Первая известная нам эпидемия оспы началась в 1663 г.

ИЗ ФОЛЬКЛОРА: По преданиям первую эпидемию оспы русские вызвали, чтобы подавить сопротивление юкагиров. Одулы представляли эту болезнь в виде русоволосой женщины, которая ловила и поедала юкагирские тени, т.е. души. "Она бродила босиком вокруг стойбищ, но не могла найти к ним дорогу, т.к. алма (шаман) замаскировал все тропы. Она скиталась по миру голодная и холодная… И однажды нашла пасть, поставленную на лису. Не долго думая, в агонии голодной смерти, она бросилась на наживу – сухое крыло птицы… Крышка пасти захлопнулась, и она оказалась в ловушке.

И там, придавленная крышей ловушки, отяжеленной бревном, она умерла. Старик-юкагир на лыжах, обходя свои ловушки, обнаружил только кости: вместо глаз – темные впадины, вместо прекрасных алых губ – блестящий ряд обнаженных острых зубов… Старик ушел. Она пошла за ним до первых жителей; потом, подкрепившись горячей человеческой кровью, пошла-побежала дальше. Так обходила все селения, реки и, наконец, опустошив край, исчезла бесследно".

Эпидемии следовали один за другим, затихая только на короткий срок. Следующие оспенные эпидемии прошли в 1669 и 1691—1694 гг., нанеся непоправимый удар по народу. Так, от оспенного поветрия 1690-х гг. погибло около половины алазейских юкагиров, вымерли все юкагиры, платившие ясак в Омолонское зимовье.

В итоге, на протяжении XVII-XIX вв. резко сокращается не только численность, но и область расселения юкагирских племен. Низкий социальный статус, рост численности и изменение состава населения в юкагирских землях, усиление ясачного гнета привело к росту ассимиляции – растворению юкагиров.

В конце XVIII-начале XIX века произошли климатические изменения, что ещё более усугубило положение. Изменились миграционные пути диких оленей, резко сократилось количество лосей. Это привело к часто повторяющимся голодовкам, ставшими настоящим бичом для народа.

Одна из первых голодовок произошла в 1810 году. Сохранилось обращение князцов верхнеколымских юкагиров Николая Трифонова (Нартенный род) и Михаила Никифорова (Ушканский род), в котором они просят о "вспоможении" по случаю голодовки, начавшейся после "чрезвычайного наводнения на Колыме и впадающих в нее реках, а также по бедности и неимению нужных для рыбы на тонях неводов и сетей".

Последствия голодовок оказались столь губительными, что царское правительство в начале XIX в. стало открывать в разных местах Сибири хлебо- и рыбозапасные магазины с целью оказания помощи в критический момент. В связи с частыми голодовками на юкагирских родах накопилась огромная недоимка.

Голод вызвал новые значительные перемещения юкагиров. Вследствие переселения юкагиров в русские поселки часть юкагиров обрусела – освоила русский язык и сблизилась с русскими старожилами.

Немного этимологии

Анализ некоторых юкагирских слов показывает влияние русского языка, причем они за длительное время претерпели такие фонетические изменения, что это трудно проследить. Например, "тэрикэ" - старуха, "тоукэ" - собака, "парнаа" - ворона и т.д. Подобное легко прослеживается в фольклоре: среди персонажей встречаются Христос, Кащей, Соломинка и Пузырь. Любопытна трансформация библейской истории о всемирном потопе: когда Ной набирал животных на плот, к нему пытался залезть и мамонт. Но так как он мог перевернуть плот, то Ной его не взял. Итог "печален" - мамонты вымерли.

Кочевые верхне- и нижнеколымские юкагиры сблизились с эвенами. На рубеже XIX-XX вв. верхнеколымские юкагиры и эвены почти не различались по образу жизни, внешнему виду, одежде. Эвены, правда, держали домашних оленей. Большинство юкагиров свободно владело ламутским языком, а большинство ламутов — юкагирским. Обе культуры и оба языка как бы пребывали в динамическом равновесии: они проникали друг в друга, часть юкагиров оламутилась и, наоборот, II Дельянский ламутский род был юкагиризован.

Перепись 1897 г. выявила 544 юкагира (без групп, слившихся с русскими, чукчами, коряками и эвенами). Таким образом, юкагиры к началу ХХ в. оказались на грани полного исчезновения. Анализ материалов этой переписи показывает, что юкагиры в конце XIX в. представляли собой ряд групп, вкрапленных в массивы якутского, русского и эвенского населения.

В советское время юкагиры с отдаленных притоков Колымы были переселены в крупные поселки – Тустах-Сень, Нелемное, Балыгычан, Андрюшкино, Оленегорск, Юкагир, где были организованы многонациональные колхозы «Чайларул Вадул» (Оленевод), «Сутаня-Удеран», «Почорходол модол» (Светлая жизнь), «Пионер», им. Сталина и др. Позже колхозы были преобразованы в совхозы. Однако эти меры, имевшие в общем положительный социальный эффект, ухудшили этническое положение народа – усилились ассимиляционные процессы, произошел отрыв молодежи от традиционного уклада жизни, из повседневного употребления исчез юкагирский язык, практически полностью оказались утеряны элементы культуры, изменилось мировоззрение. Проводившаяся политика патернализма привела к потере чувства хозяина и ответственности за свою судьбу, насаждению психологии иждивенчества и потребительства.

Родовые общины

В настоящее время у юкагиров Якутии существуют три кочевые родовые общины: «Чайла» - в Нижнеколымском, «Тэки Одулок» - в Верхнеколымском и «Янугайл» - в Усть-Янском улусах. В производственной сфере «Чайла» занято 115 человек, в «Тэки Одулок» - 57 и «Янугайл» - 7 человек. Всего - 179 человек.

«Чайла» - самая крупная родовая община юкагиров. В ней наряду с юкагирами трудятся эвены и якуты. Хозяйство занимается оленеводством, рыболовством, охотпромыслом на диких оленей.

Члены родовой общины «Тэки Одулок», расположенной в с. Нелемное, охотятся на лосей, ведут пушной промысел на соболя, занимаются рыболовством.

Родовая община «Янугайл» занимается промыслом диких северных оленей и рыболовством.

Общий кризис экономики страны тяжело отразился на социально-экономическом положении: привел к спаду производства - к снижению показателей сдачи государству продукции сельскокозяйственного производства и промысла, показателей сохранения взрослого поголовья и делового выхода тугутов, жеребят, телят, полностью свернут песцовый промысел, прекратились промышленный лов рыбы и заготовка деловой древесины. Ослабла дисциплина труда, снизилась ответственность работающих, прекратилось стимулирование труда, одной из главных проблем стала проблема кадров – отсутствуют грамотные руководители и специалисты сельского хозяйства. Огромные транспортные затраты привели к тому, что произведенная сельхозпродукция: оленина, рыба и т.д. залеживаются на складах и, следовательно, не имеют оборота и портятся. В итоге, многие промыслы ведутся только на котловое питание.

В охотничьем, рыбопромысловом производстве хромает материальная база, неудовлетворительное обеспечение техническими средствами передвижения, тракторами, вездеходами, снегоходами, лодочными мо¬торами, горюче-смазочными материалами, сетями, огнестрельными ружьями, патронами, различными запчастями наносят немалый урон нe только промысловикам, но и негативно влияет на доходную часть сельскохозяйственных организаций. Некогда обжитые места, охотничьи угодья, промысловые участки покидаются людьми из-за удаленности, непрестижности занятия охотничьим промыслам, низкими закупочными ценами и отсутствием сбыта.

Некоторые рыболовецкие участки пришли в негодность из-за нарушения экологических норм государственными организациями. Совхозы нe смогли проконтролировать экологическую чистоту арендованных территорий, вследствие чего они оказались загрязнены горюче-смазочными материалами, бочкотарой и примерзшими сетями, которые остались в озерах вместе с рыбой. К тому же хищнический лов рыбы приводит к нарушению баланса рыбных ресурсов.

В итоге, ухудшается социальное положение жителей. Растёт задолженность по оплате коммунальных услуг, электроэнергии и телефонной связи, у многих семей они составили 2-3 года. Доход приносят только зарплаты работников социальной сферы, пособия и пенсии. Безработица, в первую очередь, среди молодёжи, отсутствие перспектив, нерентабельность и неэффективность производства приводит к пьянству, росту преступности и случаев суицида.

Шадрин В.И.

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
На других языках
Юкагирский язык
Навигация
Правки
Инструменты