Роль фольклора в формировании эвенкийской литературы

Материал из evr
Перейти к: навигация, поиск
The media player is loading...

В.А.Дуткина рассказывает эвенкийские сказки "Три солнце", "Рябчик"
Съемка П.В. Софронова

Эвенкийская литература "выросла" из фольклора. В основе становления "младописьменных" литератур (литературы народов Кавказа и Закавказья, татарская, якутская, литературы народов УралоПоволжья) лежала ранняя письменная традиция. Памятники, письменности этих народов стали источником литературы. Произведения эпической поэзии (прежде всего героические эпосы) были художественной формой самоидентификации этносов, осмысления себя в своей истории через деяния культурных героев.

В героических эпосах киргизов "Манас", каракалпаков "Кырк-Кыз", туркменов "Гер-Оглы", якутов "Олонхо", бурятов "Гэсэр", азербайджанов "Кер-Оглы", армянов "Давид Сасунский", в карельских рунах и кавказких "Нарты" могучие образы разрушали замкнутую общинно-родовую психологию древнего человечества. Эпос формировал менталитет народов. Другие "младописьменные" литературы имеют фольклорный источник своего развития. К ним относятся литературы малочисленных народов Севера, в том числе и эвенкийская литература. У "младописьменных" народов устная словесность по-своему заменяла литературу. На протяжении веков в фольклоре формировалось художественное мышление народа, вырабатывался его идейно-эстетический фонд.

На первом этапе формирования "младописьменных" литератур преобладали фольклорные идейно-эстетические принципы. Фольклорные мотивы, образы определяли содержание первых литературных образов опытов зачинателей эвенкийской литературы. Самый распространенный жанр - песня - хранит народную традицию всего региона, где формировалось творчество каждого из авторов. Именно песня явилась "переходным" жанром от устной поэзии к письменной литературе. Возможно, этим объясняется большое количество поэтических дебютов молодых авторов среди зачинателей эвенкийской литературы, Пересказ, обработка фольклорных мотивов, влияние идей, тематики и образной системы устного народного творчества вообще характерно для литератур народов Севера.

Первые произведения северян находились в прямолинейной зависимости от архаической поэзии фольклора, а язык первых письменных произведений был еще слабо развит, а потому был насыщен устно-поэтическими фигурами и образами, Зачинатели эвенкийской литературы обращались к фольклору как к источнику тем, сюжетов, образов, позже. как к арсеналу художественно-изобразительных средств. Герои первых стихотворений, рассказов и повестей обрисованы контурно, в их характере подчеркнуто главное, что обычно характерно для фольклорной традиции,

Для произведений 20-40-х годов XX века связь с фольклором выразилась в своеобразной "идейно-эстетической адаптации" художественного текста. Во-первых, это проявилось в том, что поэты и прозаики придавали своим произведениям форму максимально доступную для восприятия - читателя-сородича. Свои произведения первые эвенкийские прозаики и поэты создавали с помощью традиционных жанров и образов, заимствованных из фольклора - легче было воздействовать на читателя.

Первые стихотворения северян во многом похожи на старинные народные песни, содержание которых укладывались в рамки "что вижу, то пою". Вторым характерным признаком фольклорного влияния является жанровая преемственность, Это как следствие преобладающей народной традиции, либо сознательно применяемый автором художественный прием.

Но отказ от старых традиционных приемов и форм происходил не сразу. У одних поэтов и прозаиков рядом с декларативными стихами появлялись произведения с ярко выраженной фольклорной поэтикой. Так, А. Салатаиным, одним из зачинателей эвенкийской литературы, была написана поэма "Гегдаллукэн и Улгэриккэн", которая по проблематике, структуре близка к фольклорным произведениям. Эта поэма является литературно-художественной обработкой предания ангарских эвенков о межродовых и племенных столкновениях. Глубокое знание фольклора и быта эвенков позволило А. Салаткину в яркой образной форме передать любовь Гегдаллукэна и Улгэриккэн. Салаткин А. В поэтическую лексику ввел изобразительные слова и тропы. Поэма заканчивается стихами раскрывающими силу привязанности, дружбы и благодарности бесстрашного охотника к своей любимой Улгэриккэн.

Зачинатели эвенкийской литературы, обратившись к современной им действительности, стремились понять суть жизненных перемен, социальных противоречий. Основу структуры большинства первых рассказов и повестей составляет один из самых распространенных тогда конфликтов - классовая борьба. Поляризация образов, характерная для фольклорного произведения, заметна в большинстве первых рассказов и повестей эвенкийских прозаиков.

От фольклорного универсализма к индивидуализации эвенкийская литература шла, освобождаясь от поляризации образов, В дальнейшем восприятие традиций устного поэтического творчества приобретает иные формы. Фольклорное наследие становится объектом сознательного изучения и использования его писателями (Г. Кэптукэ, А. Немтушкин и другие).

На современном этапе фольклор воздействует на композицию и стиль произведений. В повестях и рассказах наших современников (Г. Кэптукэ, А. Немтушкин, А. Латкин) можно проследить связь с мотивами, сюжетами и образами эвенкийских героических сказаний, песен и преданий. Образно-стилистическое воздействие устно-поэтической системы на современную литературу продолжает оставаться одним из способов фольклоризации национальных литератур, в том. числе эвенкийской.


Система религиозных представлений эвенков-ороченов

Говоря о системе религиозных представлений эвенков-ороченов, исследователи отмечают сочетание шаманской и дошаманской мифологии. Архаические верования и представления о мире были трансформированы шаманизмом. Религиозные представления и верования находились под контролем шаманства. Это наблюдается у ненцев, селькупов, нганасан, кетов, нивхов, эскимосов, долган, эвенков.

Среди звёзд и планет эвенки - прирожденные охотники и оленеводы -особо выделяли Полярную звезду, Большую и Малую Медведицы. Внимание эвенков привлекала очень яркая звезда - Чалбон (Венера). Вся территория звезды Чалбон разделена на родовые участки, на которых растут только сухие лиственницы (мугдыкен). Многие из деревьев имеют-сломанные вершины. Все они увешаны птичьими гнездами, . где помещаются души Оми. Души Оми простых людей выглядят, как птенцы синички (чипие-чиче). Души шаманов находятся в дуплах лиственниц. Шаманские души имеют вид птенцов перелетных птиц (орлов, лебедей, гагар, куликов...). Кормятся все эти нерожденные души людей нерожденными душами животных и птиц, которые им посылает Энекан-Буга (хозяйка Вселенной и рода человеческого).

Луну (бега) эвенки-орочены представляют в образе зеркала Энекан-Буга, При ясной погоде на луне видны темные пятна. Эвенки считают, что они похожи на изображение стоящей старушки с мешочком (чемпулй). Поэтому облику шаман при камлании ориентируется и отыскивает Энекан- Буга, когда "летит" к ней со своими просьбами.

Верхний мир

Во втором ярусе верхнего мира, по представлениям эвенков, жизнь такая же, как на земле. Он имеет стойбища, поселки. Есть здесь болота, реки и тайга. Только живут здесь не реальные птицы, звери,растительность, а живые души умерших или погибших предков. На третьем ярусе Верхнего мира (или первом от земли) живет Энекан-Буга хозяйка Вселенной. Первоначальное представление об Энекан-Буга было , связано с лосем или оленем (в настоящее время лося или оленя во время гона называют Буга -божественный), но с развитием шаманизма Энекан-Буга приобрела антропоморфный облик. Наиболее почитаемая помощница Энекан-Буга - Энекан-Того (бабушка-огонь). По верованиям 3 эвенков огонь обладал сверхъестественной силой изгонять злых духов. При помощи огня они очищали от злых духов юрты. Эвенки часто. обращались к огню с мелкими просьбами: послать зверя, благополучие и: здоровье семье. При этом приносили огню жертвы - бросали лакомый, кусочек еды. Постоянным местом обитания Энекан-Того был очаг. В связи с этим у эвенков сложилось доброжелательное отношение к огню, а также всевозможные запреты:

Не плюй в огонь, если плюнешь - вымажешь бабушку, она накажет: появятся на губах и языке язвы.

Не бросай в огонь свежий тальник, будет щипать бабушке глаза -обидится.

В представлениях и обрядах, связанных с культом огня, он выступал как хозяин и глава рода, с другой стороны - как хранитель души членов этой семьи или рода.

Нижний мир

Нижний мир имеет по представлению эвенов-ороченов три яруса. На первом ярусе (дальнем от земли) расположена земля умерших предков (буни). Там такая же жизнь, как и на земле. Эвенки считают, что души предков всегда пляшут. Вторым ярусомнижнего мира является река тунето (букв, "обломки"). Через реку тунето может переправляться только шаман. Третий ярус нижнего мира (самый близкий к земле) - владения харги, Харги - это самый злой дух. Он постоянно приносит людям горе. Если бы не добрые духи - Энекан Буга и ее помощницы - он давиобы умертвил всех людей и полезных животных. Третий ярус Нижнего мира заселен не только злыми духами, есть там и благожелательные духи - охранители спокойствия на земле и помощники шаманов при хождении в Нижний мир: лягушка (Баха), мамонт (сэли) и змея (кулин). Вредоносные существа во главе с хозяином нижнего мира Харги и его помощниками постоянно преследовали человека.

Они были источником несчастий, болезней и смерти. Чтобы противостоять им, зародились у эвенков всевозможные запреты, обереги, поверья, а со временем и магические действия. Эти 'представления сложились в древнейшие времена, когда охотникам и оленеводам казалось, что окружающий мир наполнен противоборством добрых и злых начал, буквально пронизывающих всю жизнь и хозяйственную деятельность человека.

Средний мир - земля

О происхождении земли у эвенков-ороченов существуют два представления. Одни считают, что появлением земли они обязаны лягушке (баха), другие - отдают предпочтение гагаре (укай). Вот как гласит легенда: 1 "Когда-то были вода и небо, В воде жили змея и лягушка. На небе светили 1 солнце, луна, звезда Чалбон, там обитала Энекан-Буга со своими помощницами. Змея была уже старой, часто уставала и мерзла в воде.

Однажды она попросила свою помощницу лягушку достать земли и укрепить ее на воде, чтобы змея могла отдыхать и греться на солнце. 1 Лягушка нырнула и достала землю. Когда она начала ее укреплять, то 1 земля стала тонуть. В это время подплыла змея. Лягушка испугалась, что 1 змея будеть ругать ее за беспомощность, перевернулась и стала лапами придерживать землю. Так и осталась до настоящего времени", Эвенки-орочены землю представляли плоской. На востоке от земли, где восходит солнце, расположен мир, где оно заходит - нижний.

Материалы по эвенкийскому фольклору

Эвенкийский фольклор сохраняет и в наши дни свою "живучесть". По словам известного фольклориста, ученого-филолога и эвенкийского прозаика Галины Варламовой - Кэптукэ, фольклор эвенков имеет не только эстетическую функцию, но "сохраняет главную свою черту -жизненно-необходимую функциональность. Это "вынуждает" и заставляет его жить".

Весь эпический арсенал эвенкийского фольклора, по мнению исследователей, исторически дифференцирован и делится на две большие группы эпических текстов:1) нимнгаканы; 2) улгуры.

К улгурам относятся рассказы, "повествующие о реальных событиях, происшедших и в прошлом, и в настоящем". В основном улгуры :представляют собой родовые предания. Их рассказывали обычным разговорным языком - так же как и обычные рассказы о жизни. Герои преданий являются пешими или оленными охотниками. Преобладающая тема в улгурах - межродовые столкновения. Отличительной чертой улгуров является их ориентированно на достоверность и реальность, происходивших событий. Один из самых распространенных устойчивых сюжетов - встреча человека-эвенка с безголовыми людьми. Улгуры противопоставлены нимнгаканам. К нимнгаканам по понятиям фольклористов относятся:

1) мифы; 2) героические сказания; 3) все виды сказок.

Эвенкийские мифы группируются вокруг трех циклов:

1) тотемические, где отражены этнонимические темы (происхождение определенных родов);

2) космогонические мифы (создание вселенной, ее модель, флора и фауна);

3) анимистические мифы (тема взаимоотношений духов-хозяев природы, стихий с человеком).

В начале 20-х годов известный исследователь тунгусских культур Г.М, Василевич, исследуя эвенкийские мифы, выделила в них два периода; дошаманский и шаманский. К первому она отнесла мифы о происхождении земли, о положении ее в пространстве, мифы о божествах Верхнего мира и Нижнего, мифы о небесных светилах - Солнце, луне, Полярной звезде, о созвездии Большая медведица и Млечном Пути, мифу . о происходящем и происхождении земного рельефа, человека и животных.

Культурные герои этих мифов статичны, не имеют социально-психологической характеристики. Общение человека и природы строится на магических обрядах и мистериях, имеющих цель обеспечить удачу в охоте. Следующий период развития эвенкийского мифа связан с шаманской мифологией. Развивается, по мнению Г.М, Василевич, космогонический миф. В шаманском мифе структурное расположение миров выглядит иначе; миры располагаются горизонтально (а не вертикально), причем Верхний и Нижний миры соединены, между собой шаманской рекой. При этом мифологические герои уже не перемещаются по всем мирам, а ограничены пребыванием только на Средней земле.

По словам Галины Кэптукэ, осознание себя неотделимой частицей мира, Вселенной задает эвенкийскому фольклору масштабы времени и пространства. И все это мы находим в эвенкийских героических сказаниях - Нингаканах. В них весь мир и сам человек в нем. Доминирующей темой в эпической системе эвенков являются темы богатырского сватовства и столкновение с вражеским богатырем. В эпических памятниках тунгусе-язычных народов (эвенков, в частности) истоки уходят в мифологию, повествование насыщено мифологической фантастикой, мотивами чудесных превращений.

Сами сказители различают поющие ("истинные") нимигаканы и непоющиеся ("говоримые"). В эвенкийском фольклоре нимнгаканы делятся:

1) нимнгаканы первотворепия;

2) нимнгаканы времени становления человеческого рода.

В нимнгаканах первотворения персонажами в большинстве являются животные. Нимнгаканы первотворения сопровождались обрядами мистериями. Человек не является. главным персонажем нимнгаканов первотворения. В нимнгаканах о животных сохраняются свойства мифов, где зв^ри являются антропоморфными существами. В эвенкийском фольклоре звери изначально антропоморфны и человек подобен им. А говорящие звери подобны Творцу. Со временем нимнгаканы о лисе, медведе, о зайце в связи с обобщением и типизацией героев (заяц - хвастун,лиса - хитрунья и обманщица...) превратились в сказки о животных.

В нимнгаканах времени становления человека точкой отсчета является сам человек. Это время тоже'относится к начальным временам, но оно уже маркируется фольклорными формулами, где точкой отсчета является человек, либо формулами, указывающими на дальнейший расцвет и развитие земли, "В древности-древности, когда земля словно шкура с головы годовалого оленя расстилалась, когда верхнее небо, словно радуга в шесть рядов устанавливалось..."

Нимнгаканах времени становления человеческого рода действует "одинокий герой, не знающий своего происхождения, ни разу не видевший человека кроме себя, не слышавший ни разу человеческой речи", не знающий своего происхождения, не имеющий ни собаки, ни оленя. Это характерно для древнего мифологического представления о человеке: "...Если бы я из недр средней земли .Дулин дуннэ вышел, - из правого ребра моего росла бы, если бы я из дерева вышел - к середине позвоночника моего кора бы прилипла, если бы я упал с едва видимого радужного неба - на макушке у меня был бы иней..."

Здесь нашли отражение мифологические представления эвенков о земле, небе, связанные с образами духов-божеств, имеющих в воображении эвенка, сходство с образом и подобием человека, а также всего мира, вселенной: голова связана с Верхним миром (небом), туловище - Средняя земля, позвоночник -дерево.

Одинокий герой,задаваясь вопросом: "Откуда же я родился, если нет ни матери, ни отца у меня?" по текстам эвенкийских сказаний пробуй связать свое происхождение то с землей, то с небом (Верхним миром).

Мифологические представления древнего человека отражены в сказании с Кодакчоне, где его жилище утэн мыслится подобно земле, а земля как общий дом для людей: "дом-утэн его был небывало большим * от одного края его не было видно другого края его..." Утэн - жилище мыслится как земля-родина: дом - это земля, а земля - родина героя. И в этом явная связь места жительства, дома - жилища с восприятием самой земли как родителе человека.

Одинокий герой вырастает в чуме-утэне, который определяется такой формулой - "старинный имеющий душу-кут утэн". То есть одинокий герой вырастает не в простом жилище, имеющем своего духа-хранителя. Жилище имеет духа, поэтому и не гибнет одинокий герой, его охраняет и бережет само жилище. Дух жилища утэнэ мыслится в сказаниях этого типа покровителем и как бы родителем героя. Когда одинокий герой отправляется в свое путешествие, то он обязательно прощается с утэиом, обращаясь к нему как к чему-то живому, как к человеку. "Старенький утэвчик, живи хорошо. Если жив буду вернусь. Следи за моим самострелом, по самострелу узнаешь возвращение мое, либо смерть мою". (Из сказания "Средней земли Делоныкан").

В нимнгаканах первотворения и в нимнгаканах периода становления человеческого рода' закреплены представления о человеке: Человек по своему созданию творцом двояк по природе. Он - дух, имеющий телесную оболочку. При этом духовному началу человека, как половине его, не нужна обыкновенная пища. После трапезы одинокого героя остаются половинки от съеденной, пищи. Странность одинокого героя можно. понимать как неполноту и неполноценность одинокого героя. Одинокий и по логике нимнгакана, еще ненастоящий, неполноценный человек, питающийся половинчатой пищей - должен стать полноценным, найти свою вторую половину.

Типизация героя идет в напрвлении выделения человекаиз прироного окружения. Полная формула одиночества акцентирует такие важнейшие моменты в развитии человека, как общение и человеческая речь, Мотив, позволяющий начать развитие сюжета в нимнгаканах с одиноким героем, основывается на недостатке общения. Во многих сказаниях об этом говорится буквально следующим образом: "... Этот человек живет там одинешенек. Разговаривать - друга нет, спрашивать-беседовать - тоже никого нет. Этот человек там один живя, заскучал очень. Жить одиноко устал он очень..."

Главным мотивом, заставляющим одинокого героя отправиться в путь, является желание найти себе подобных,то есть человек начинает искать общение с себеподобными, а также появляется мотив поиска пары.Мотив одиночества, заложенный еще в нимнгаканах первотворения, заставляет героя отправиться в путешествие, с этого и начинается обычно развитие сюжета.

Эвенкийский эпос - это история странствий героя. В нем больше странствий, чем борьбы. Он больше похож на "Илиаду", чем на эпос тюрков (киргизский "Манас", якутский "Олонхо", бурятский "Гесер").

Героические сказания эвенков структурно построены следующим образом:

1) Толчком для развития сюжета является "недостача" - герой живет один, вырос один", не видел ни разу человека - он реешает повидать мир, попутешествовать, т.е. ликвидировать эту недостачу;

2) Толчком может являться "вредительство" - живут брат с сестрой, муж с женой, и вдруг уводит-крадет сестру, жену,- Завязкой действия может служить нарушение обряда или табу;

3) Все странствия и приключения эпического героя обоснованы и обеспечены "пополнением" этой недостачи. "устрашнением" вредительства;

4) Эпический герой путешествует по трем мирам: Среднему, верхнему, Нижнему. Эпический герой в начале действий находится на Средней земле. Для устранения "недостачи" и ликвидации "вредительства" вынуждены начинать свое путешествие в Верхний мир. Нередко эпический герой в погоне за врагом совершает путешествие в Нижний мир. Затем эпический герой возвращается на Среднюю землю.

Героическое сказание - нимнгакан исполнялся по старым устоявшимся принципам (в песенной форме и сопровождался обрядами). Со временем некоторые нимнгаканы вобрали заимствованную сказку о животных, гд.^ типизированы типы персонажей - животных. Эти нимнгаканы просто рассказываются - "говоримый" нимнгакан.

Нимнгакан Улгур
1.Далекое прошлое, очень древнее и старинное время. 1.Почти настоящее -время, недавно прошедшее время, которые эвенки еще не относят к далекому прошлому. События эти как бы принадлежат современной истории и жизни эвенков.
2.Эти герои и события являются историей (по нимнгаканам определялся исторический ход жизни). 2. Герои еще живут в памяти и рассказчика, и слушателя. Это еще не прошлое, т.к. и рассказчик еще жив.



Хазакович Ю.Г., Эвенкийская литература



Эвенкийский фольклор в современной жизни


В социальной жизни эвенков на фольклорный процесс влияли многие факторы, охватывающие как материальную, так и духовную культуру. Социально-экономическое развитие последних 70 лет на Севере и в Сибири (коллективизация, перевод кочевого населения на оседлость, укрупнение поселений, интенсивное развитие промышленности) привело к тому, что нарушились традиционная система расселения, веками складывающийся уклад жизни, в большой мере утрачены язык и культура.

В 1988—1989 гг. заметно возрос интерес к проблемам Севера благодаря деятельности национальной интеллигенции, ученых, журналистов, В массовой печати появились десятки статей, началась работа по созданию общественных организаций народов Севера.

Процесс утраты национальной культуры и языков характерен не только для эвенков. По данным опроса Госкомстата РФ, в 1991г. большинство оценок развития своей культуры народами Севера отрицательное, ибо потерь больше, чем приобретений. В Эвенкийском автономном округе этого мнения придерживаются 68,5% опрошенных. Однако за последние 10 лет была создана система различных организаций, занимающихся проблемами выживания и развития народов Севера, в том числе и нетрадиционных, возглавляемых представителями народов Севера. Это играет большую роль в укреплении самосознания каждого, а также всей совокупности их как целого сообщества.

Усилия народов Севера в борьбе за свое выживание в современных условиях проанализированы в статье «Народы Севера России в условиях экономической реформы и демократических преобразований». На истинное состояние (бытования и живость фольклора) могут указать факторы, связанные с современным развитием эвенков как этноса. Для того чтобы эвенки продолжали существовать как этнос, необходима относительная устойчивость социального организма. Но какою состояние этого этносоциального организма?

Для эвенков характерна исторически разреженная территория проживания. Факт этот сопровождал эвенков на длительном пути их исторического развития и не мешал быть эвенками, а их духовной культуре жить и развиваться. Но в современной ситуации положение усугубилось тем, что утрачены былые традиционно отработанные в процессе жизни социальные институты общения различных групп эвенков:

1.С уходом кочевой жизни утратились контакты между различными группами, разрушились экзогамные браки, обеспечивающие связь различных родов и т.д.

2.В результате укрупнений колхозов и совхозов смешались говоры и диалекты. С момента коллективизации и перехода к оседлой жизни фактор территориальной разбросанности в развитии духовной культуры эвенков играет уже отрицательную роль — разобщенности и дестабилизации.

Все это позволило говорить о постепенной утрате своей духовной культуры и фольклора в частности. Жизненная ситуация наших дней является для эвенков и их фольклора переломной и критической: уходят последние носители и творцы древнего фольклора, вследствие урбанизации фольклор становится как бы придатком современной жизни, он вроде бы уже и не играет своей былой активной роли в формировании мировоззрения молодого поколения. Однако смеем утверждать, что это лишь поверхностный и беглый взгляд на жизнь эвенкийского фольклора.

Этнополитическал и культурная ситуация в Сибирском регионе отражена чаще всего в случайных и далеко не всегда объективных публикациях в средствах массовой информации, что поверхностно трактует протекающие процессы жизни северян. Лишь недавно разработана программа фундаментального научного исследования по теме «Народы Севера и Сибири в условиях экономической реформы и демократических преобразований».

Эту программу отличают новые теоретические подходы к изучению поставленных вопросов, что очень отрадно. На наш взгляд, совершенно оправдано мнение И.В. Ссорина-Чайкова, что «понять эвенкийское общество этого столетия можно более адекватно с точки зрения другого теоретического подхода, для которого этничность не выживает, а формируется в современности...» и «внимательное прочтение социальной истории эвенков создает впечатление, что этничность как принцип социальной организации не столько выживает, сколько формируется в контексте весьма специфических отношений с государством».

Несмотря на всю сложность существования эвенкийского языка, он продолжает жить и быть средством общения. Активизация самосознания сопровождается возросшим интересом у молодежи к фольклору, в котором они хотят видеть не развлекательные сказки, а свою этническую историю. К примеру, общины как традиционные виды хозяйствования в наши дни объединяют членов прежде всего по признакам родства. Так, в пос. Иенгра организованы родовые общины с ориентацией на традиционные виды хозяйствования (оленеводство, охота на пушного зверя — общины «Кэптукэ», «Бута» и др.). По этой причине у молодого поколения проявляется интерес к родовым корням. Если 10 лет назад принадлежность к роду мало интересовала молодежь, то сейчас каждый из них может сказать, потомком какого рода он является, так как эти знания еще не утрачены. Устные рассказы о недавних предках для молодого поколения теперь имеют большой интерес.

Другая литература и знания других народов, русского в особенности, если и стали неотъемлемой частью сознания эвенков, все же являются для них частью их внешней жизни, но не глубоко внутренней. Во-первых, грамотным и образованным является лишь поколение эвенков, возрастную группу которых можно определить 40—50 годами, и небольшое количество 50—60-летних. Но и эта часть эвенков была воспитана в духе традиционного мировоззрения, на чем зижделся и существует и по сей день эвенкийский фольклор.

Во-вторых, лишь поколение молодежи младше 30 лет оторвано от традиционного мировосприятия в силу их воспитания в интернатах. Эти эвенки воспитаны в европейских традициях восприятия мира и жизни. Однако помимо осмысления и восприятия мира на современном урбанизированном уровне в лих все еще живет генетически заложенная фольклорная память. Эта память выражается в стремлении создавать современные эвенкийские песни, используя народные традиции — фольклорные запевы круговых танцев, древние мелодии и т.д.

В-третьих, приверженность к традиционному типу хозяйствования и жизни остается. Это характерно для всех северян. Как отмечает З.П. Соколова» «83,2 % всех опрошенных (из них только 3 % занимаются охотой и рыболовством) считают, что традиционные отрасли должны быть их основным занятием (в Эвенкии, на Таймыре, в Якутии их 90—93 %), лишь 8 % относятся к этому отрицательно».

Пока сохраняется традиционная жизнь, роль и функции фольклора не следует умалять, Отметить видимое угасание фольклорных традиций у эвенков и других народов Севера для ученого мало, ибо этот процесс еще не завершен и эвенкийский фольклор продолжает существовать. Какие современные процессы жизни подпитывают его и не позволяют ему исчезнуть совсем? В этой связи интересны наблюдения Н.В. Ссорина-Чайкова относительно обмена и взаимопомощи у эвенков в 1988—1989 гг.

Политика коллективизации, в ходе которой традиционный дарообмен (нимат 'подарок') был запрещен как обычай, сделала традиционный дележ полулегальным. Обмену стала свойственна такая организация, которая не позволяла продукту выпасть из круга «своих». Чужак, когда-то желанный гость, теперь может «выдать». «Свои» и «чужие» превратились в четко разграниченные группы. Как пишет автор статьи, группа эвенков, среди которых он работал в конце 1980-х гг. «представляла собой один из таких кругов, отгороженных от «чужих» подозрительностью и включавших «своих» по гораздо менее гибкому, чем раньше, принципу биологизированного происхождения».

Подобное поведение эвенков отмечается нами и в отношении фольклора — он используется лишь в своем кругу и осознанно прячется от «чужих». На него распространяется такая форма бытования, которая соответствует формуле — «только для внутреннего (своего) пользования». Тоже происходит и с проводимыми в тайге охотничьими и бытовыми обрядами. Собирать и записывать эвенкийский фольклор по этой причине трудно, даже не каждому эвенку это удается. Собрать материал по фольклору и обрядам сейчас можно лишь в случае, когда ты признан «своим» и пользуешься доверием.

Одной из причин намеренной изоляции и «прятанья» своего фольклора явилось восприятие другими в недавнем прошлом культуры эвенков как первобытной и примитивной. С этой стороны позиция носителей такова: для «чужих» примитивна, а для «своих» нет, поэтому пусть и живет только в «нашей» среде. Еще до революции П.П. Малых очень верно подметил эту особенность у эвенков: «...поэтому самое интимное — душу своей народности — фольклор — прятать как можно дальше, хранить как можно сокровеннее для того, чтобы в своем кругу, для самого себя, знать, что и у него есть что-то, что делает его равным этим могущественным соседям, что-то свое, благодаря чему и орочены "хотя и не настоящие, а все-таки люди", как сказал мне один старик орочён».

Фольклор все еще функционирует, поскольку по крайней мере половина эвенков из общей численности продолжают жить традиционной жизнью: у них сохраняется традиционное мировоззрение в силу специфики жизни в тайге, своя психология, нрапствеиные и ценностные ориентации.

К современным активно бытующим жанрам фольклора относятся обрядовые жанры и песенное творчество, а также творчество шаманов в том плане, что если шаманов и немного (к примеру, в пос. Иенгра практикуют два), но пользовались и пользуются их услугами эвенки довольно активно, только тайно. Все это и сейчас живет, как и в предыдущие годы, в непроницаемой для других изолированной атмосфере, всерьез делается для эвенков и только в тайге, т.е. в обществе тех, кто и сейчас ведет традиционный образ жизни; охотится, кочует, имеет оленей и т.д. Таким образом, из круга пользователей этой частью духовной культуры исключаются даже многие эвенки.

Следует отметить явное разделение жанров фольклора по бытованию на современном этапе. В пассивной форме живет еще эвенкийский эпос, настоящих сказителей осталось мало. Полиостью он исполняется лишь по просьбе интересующихся эпосом.

Бытовая жизнь эвенка насквозь была пронизана обрядностью, отражающей его мировоззрение и мировиденис. И в настоящее время эвенки, особенно живущие в тайге, строго придерживаются се. Бытовую обрядность не смогли уничтожить ни запреты, ни урбанизация молодого поколения, ни просветительская работа периода советского строя, ни растущий образовательный уровень эвенков.

В последние годы обряды стали носить коллективный характер. Постоянно проводится весенний праздник Икэчик в Иенгре, Хатыстыре и даже в Якутске. Правда, его главная цель — активное общение эвенков между собой, налаживание контактов между представителями разных районов (приглашаются делегации всех районов), активизация и возрождение эвенкийского языка, приобщение детей к традиционной культуре. Все это очень хорошо влияет на самосознание эвенков, и, может быть, не позволит потухнуть эвенкийскому очагу. Проводятся обряды очищения через чичшшан, приобщения детей к родовым очагам, кормления огня, реки, сопровождающиеся поэтическими формулами обрядовой поэзии.

Во вновь возрождаемые обряды вкладывается обновленный смысл, например городская община эвенков Якутска уже несколько лет проводит праздник Бакалдын 'Встреча'. Традициоиен обряд Сингкэлавун, но добывают уже не охотничью удачу, а удачу в жизни, как говорят сами. Вполне понятно, что многовековые традиции не могли так быстро исчезнуть, и реабилитация обрядности в жизни эвенков в наши дни получила неожиданный для многих всплеск.

В современной жизни эвенков на фольклорный процесс влияют многие факторы, что характеризует развитие фольклора по общим, охватывающим и материальную культуру, и сферу социальной организации общества критериям. Ярчайший пример тому — эвенкийская литература. Мы уже можем говорить о культурном дуализме — параллельном существовании фольклорных и нефольклорных форм, даже если и помнить о том, что все это находится пока лишь на начальном этапе.

Эвенкийский фольклор уже перестает быть единственной сферой, порождающей словесные тексты, которые составляют культурную традицию этноса. В Якутии уже более 30 лет существует радиопередача «Геван», вещающая на эвенкийском языке. Появилась телепередача под тем же названием. Таким образом, все-таки нарастает проникновение фольклорных форм искусства и текстов фольклора в среду эвенков, т.е. происходит смена коммуникативного механизма. Прямые и живые контакты, разумеется, продолжают еще жить. Интересно, что фольклорное наследие, как и другие формы традиционной культуры эвенков, начинают считаться у самих эвенков одним из наиболее ценных достояний своей культуры.

Если и можно согласиться с определенной тенденцией исчезновения эвенкийского фольклора, то следует сделать такую поправку: не все жанры умирают, и умирают они неодинаково, например обрядовые жанры исчезнут еше не скоро.

Исследователь песенной культуры эвенков А.М. Айзенштадт, осознавая всю сложность положения эвенкийского фольклора, писал: «Время, однако, торопит исследователей: с каждым годом теряются многие уникальные напевы, с десятилетиями — целые песенные слои". Однако в области песенного творчества эвенков он отмечал: «Идет и интенсивный процесс создания новых образцов». В процессе работы, побывав у эвенков всех регионов, он видел, как эвенки уважают настоящих ценителей их фольклора, но настороженно относятся к дилетантам, оберегая свое устное наследие, что свидетельствует об особом отношении к фольклору и сейчас.

С полной уверенностью мы можем утверждать, что:

1.Эвенкийский фольклор и в условиях модернизации аборигенного образа жизни выполняет свою социальную функцию, вместе с этим будучи памятью прошлого (вспомним пример с даро-обменом пимат) является предметом отношений и даже формирует их в настоящем: влияет на социальные отношения эвенков как в своей среде, так и с внешним миром.

2.Адаптивные свойства национальной культуры и фольклора, в частности, оказались сильнее, чем можно было предположить.

3.Фольклор оценивается эвенками как одно из наиболее важных достояний своей культуры.

4.Влияет на песенное творчество эвенков, что свидетельствует о трансформации фольклорных жанров.

Таким образом, при всем том, что мы не можем отрицать угасания фольклорных традиций, постепенного забвения отдельных фольклорных жанров (эпоса, к примеру), фольклор эвенков продолжает жить, приспосабливаясь к новым условиям. Но в дальнейшем активная жизнеспособность его зависит в первую очередь от того, сохранят ли эвенки свой язык и будет ли он средством общения. Истинно эвенкийский фольклор может существовать только на эвенкийском языке. Этот проблематичный вопрос связан во многом уже с не зависящими от эвенков социально-историческими условиями — в первую очередь с прогрессирующей ассимиляцией.

Попытаемся сделать некоторый прогноз относительно дальнейшей жизни эвенкийского фольклора на примере Якуши. По своему количественному составу здесь проживает большая часть эвенков — около 15000, при общем составе приближающемся к 25000. Районы их расселения: Оленекский, Жиганский (север Якутии), Усть-Майский, Олекминский, Алданский, Нерюнгринский (юг Якутии).

Степень владения родным языком такова: в северных районах Якутии эвенки знают только якутский язык, сохраняя при этом традиционные типы занятий — оленеводство, охота и рыболовство. Осталась лишь хозяйственно-бытовая лексика, отражающая эвенкийский быт, связанный с оленеводством, — названия одежды, упряжи, и охотничья лексика. Но эта лексика включается в разговорный якутский язык. Говорить по-эвенкийски, понимать его уже почти никто не может. А бывший истинно эвенкийским фольклор передается и рассказывается на якутском языке, сохраняя все сюжеты, имена героев и т.д. Эвенкийский фольклор поменял язык, и произошло это относительно давно, вспомним о хосунном эпосе северных якутов.

В южных районах Якутии ситуация благоприятнее — здесь знание эвенкийского языка еще не утрачено наряду с прекрасным владением якутским языком алданскими и олекминскими эвенками. Не владеют своим языком большей частью усть-майские эвенки. И лишь в Нерюнгринский район якутский язык еще не проник, на нем эвенки не говорят и его не знают. Способствуют этому тесные контакты с эвенками, проживающими в пограничных с Якутией районах Читинской и Амурской областей.

В современных условиях жизни, когда браки между якутами и эвенками, особенно в северных районах, — дело обычное, все зависит от того, на каком языке будут говорить дети. Наши же практические наблюдения не в пользу эвенкийского языка и фольклора. На территории Якутии большинство представителей молодого поколения переходят в общении на якутский язык в силу социальных условий.

С недавнего времени по Конституции Республики Саха (Якутия) делопроизводство ведется на якутском языке наряду с русским, а в улусах, где русскоязычного и другого населения мало, — на якутском. Телевидение и радиовещание, а также средства массовой информации используют теперь якутский язык намного больше, чем 8—Шлет назад.

При смешанных браках с русскими и другими молодое поколение общается на русском языке, пассивно сохраняя знание родного языка.

В итоге весьма актуальна и другая проблема — можно ли назвать эвенкийским фольклор на севере Якутии, если по сути и содержанию он эвенкийский, а по бытованию в языковом отношении он уже якутский? Прогноз для эвенков неутешительный, так как если сейчас они знают, что передаваемый ими фольклорный текст (на якутском языке) был создан на эвенкийском, то знание это вскоре утратится. Постепенно бывшие истинно эвенкийскими образцы фольклора обогатят якутский.

Уже в 1960-е гг. известный эвенкийский рапсод Н.Г.Трофимов исполнял эвенкийский эпос на двух языках, один и тот же героический нимигакан он мог петь как на эвенкийском, так и на якутском. И если бы вдруг возникла такая ситуация, когда не сохранилось бы его записей па эвенкийском языке, то трудно было бы доказать даже эвенкам, что это истинно их эвенкийский эпос.

Варламова-Кэптукэ Г.И.,
"Основные жанры обрядового фольклора эвенков"

Пространства имён

Варианты
Действия
На других языках
Общее
Уклад жизни
Образование
Род, семья, дети
История эвенков в лицах
Род Чамба
Охота
Оленеводство
Духовная культура
Синильга
Литература
Сказки
Инструменты
Личные инструменты




library