Эвены

Материал из Арктический многоязычный портал — Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Эвены – один из малочисленных народов Дальнего Востока и Восточной Сибири, расселенный небольшими группами в Магаданской и Камчатской областях, Чукотском и Корякском автономном округах, в Охотском районе Хабаровского края и в северо-восточных, а также западных улусах Республики Саха (Якутия).

Эвенский язык, относящийся к тунгусо-маньчжурской языковой группе, представляет собой совокупность многих территориальных говоров. Исследователи объединяют их в три основных говора – западное, среднее и восточное.

В исторической литературе до 30-х годов ХХ столетия эвенов и эвенков называли тунгусами. Термин «ламуты», принятый в этнографической литературе до установления официального названия в 1930-х годах «эвен», восходит к русским актам ХVII в., в которых «ламутами» или «ламутками» называются отдельные территориальные группы эвенов, обитавшие по рекам Яна, Бытантай, Тумара, Ньора, Саганджа, Томпо, Хара-Улах, Омолой, Индигирке и Колыме.


В ХIХ - начале ХХ вв. этноним «ламуты» употреблялся как полуофициальное обозначение большинства восточных групп эвенов, тогда как их официальным названием продолжал оставаться этноним тунгусы.


Большинство современных эвенов называет себя эвен, которое произносится представителями различных диалектных групп по-разному: эвэн-эбэн-ывын-ыбын. Распространены и региональные самоназвания: орочел (т.е. "оленные", эвены северо-восточной части Охотского побережья и Камчатки), илкан (т.е. "настоящие люди", нижнеколымские эвены) и др. Исследователи по-разному переводят этот этноним: «спустившийся с гор», «здешний», «местный» и др. С 1930-х гг. данный этноним стал официальным названием эвенской народности. Ко времени включения северо-востока Сибири в состав Русского государства эвены имели следующие общественные институты: патронимия, большую патриархальную и малую семьи. Основной социальной ячейкой эвенского общества являлся отцовский род. Роды представляли собой коллективы кровных родственников, связанных общностью происхождения, которые имели характерные родовые названия и отличались устойчивым составом.

Из книги "История и культура эвенов"
Из книги "История и культура эвенов"


До сих пор среди исследователей нет единого мнения о происхождении эвенов. Пытаясь определить область первоначального формирования его предков, исследователи рассматривают ее в связи с общей проблемой этногенеза эвенков и этнической историей других тунгусо-маньчжурских народов.


Вопросами происхождения собственно эвенов до М.Г. Левина никто не занимался. Он считает, что область формирования древних тунгусских групп находилась по соседству с ареалом формирования тюрко- и монголоязычных народов» [Левин, 1958, с. 300].


Существует и другая гипотеза происхождения тунгусо-маньчжурских народностей – акад. А.П. Окладникова, согласно которой первоначальное формирование их было связано с древним неолитическим населением Прибайкалья, откуда расселялись все тунгусоязычные племена по Сибири и далее – к Дальнему Востоку [Окладников, 1955, с. 53]. Таким образом, эвены и эвенки являются сравнительно поздними пришельцами из других районов Сибири. В связи с проблемой этногенеза народов алтайской языковой общности исследователи придают серьезное значение генезису оленеводства.


Main1.jpg

Считается, что их появлению в указанном регионе предшествовало возникновение и развитие оленеводства, что оленеводство, действительно, сыграло исключительную роль в заселении тунгусскими племенами огромного пространства Сибири и Северо-Востока. На основании археологических данных А.П. Окладников и Р. С. Васильевский определяют и хронологические рамки появления тунгусских племен в Охотском побережье – ХV - ХVII вв. [Васильевский, 1971, с. 22]. Формирование эвенов в самостоятельную народность происходило в процессе культурного взаимодействия определенных тунгусских родов с дотунгусским населением Северо-Востока. Древние юкагиры представляли собой автохтонное население Якутии, тунгусы появились здесь не ранее ХII в. Приход на Среднюю Лену в ХIII – ХIV вв. якутов заставил часть «оламутившихся» тунгусов переместиться ниже по течению Лены, а также на Алдан, Маю и Охотское побережье.


Со второй половины ХVII в. началось освоение эвенами-оленеводами территорий, расположенных к северу от Верхоянского хребта, а вместе с этим и вторичная ассимиляция юкагиров в бассейнах рек Яна, Индигирка, Колыма и Анадырь, в процессе которой окончательно сложился культурный облик современных эвенов [История и культура эвенов, 1997, c. 22].</p>


Первые упоминания об эвенском народе содержатся в описаниях С.Крашенинникова [Крашенинников, 1949, c. 529], Г.Сарычева [Сарычев, 1802, c. 48-50], Т.Лессепса [Лессепс, 1802] и др. Этнографическое описание эвенов было выполнено участником второй Камчатской экспедиции Беринга-Чирикова Я.И.Линденау [Линденау, 1983, c. 53-76]. Среди сообщений первой половины ХIХ в., в той или иной мере упоминающих об эвенах, следует выделить наблюдения А.И.Кибера [Кибер, 1824] и И.Булычева [Булычев, 1856].


O1.jpg

Во второй половине ХIХ – начале ХХ в. выходят труды Н.Слюнина [Слюнин, 1900], С.Патканова [Патканов, 1906], С.Бутурлина [Бутурлин, 1907, c. 21], содержащие ценные сведения о жизни, быте и культуре эвенов. Первой этнографической работой об эвенах колымо-омолонской группы является публикация В.Г.Богораза [Богораз, 1900]. Особого внимания заслуживает исследование И.А.Худякова, где автором подробно освещаются самобытный характер верований эвенов, специфика семейно-родовых отношений и т.д. [Худяков, 1969, c. 99-110]. Планомерное изучение эвенов начинается с 20-х гг. ХХ в. в этот период над глубоким исследованием хозяйства, быта и языка работали Е.П.Орлова [Орлова, 1930, с. 39-48], М.Г.Левин [Левин, 1932, 1936, 1958] М.К.Расцветаев [Расцветаев, 1933] и др.


После создания эвенской письменности в 1932 г. стали выходить в свет различные издания на эвенском языке – буквари, разговорники, самоучители.


Со второй половины ХХ в. появляется значительное количество новых публикаций по эвенам. Был изданы труды Г.М.Василевич [Василевич, 1951, 1958, 1960, 1969], И.С.Гурвича [Гурвич, 1956, 1966, 1977], Б.О.Долгих [Долгих, 1960], М.Г.Левина [Левин, 1932, 1936, 1956, 1958], С.И.Николаева [Николаев, 1964], У.Г.Поповой [Попова, 1981], Е.Д.Прокофьевой [Прокофьева, 1961], М.К.Расцветаева [Расцветаев, 1933] А.Б.Спеваковского [Спеваковский, 1980, 1984], В.А.Туголукова [Туголуков, 1970, 1980, 1982, 1984, 1985], языковедческие работы В.Д.Лебедева [Лебедев, 1959, 1982], К.А.Новиковой [Новикова, 1956, 1958, 1966], А.А. Бурыкина [1968, 1984, 1987, 1988], А.А.Петрова [Петров, 1991, 1998], Л.Д.Ришес [Ришес, 1955], В.А.Роббека [Роббек, 1982, 1984, 1988, 1989, 1992], фольклористические исследования Е.А.Крейновича [Крейнович, 1979], В.Д.Лебедева [Лебедев, 1978], К.А.Новиковой [1962], А.А.Петрова [Петров, 1992] и т.д.


Подводя итог изучению эвенов, можно сказать, что усилиями нескольких поколений отечественных исследователей накоплен разносторонний и богатый материал, который требует своего глубокого и всестороннего изучения.


По данным переписи 1989 г. насчитывалось 17199 эвенов. Преимущественными районами расселения эвенов в Якутии являются Усть-Янский - 939 эвенов, Эвено-Батантайский – 903, Томпонский – 753, Кобяйский – 677, Момский - 645, Аллаиховский – 544, Нижнеколымский – 520, Булунский – 384, Среднеколымский – 364, Оймяконский – 322, Алданский – 231, Верхнеколымский – 197, Верхоянский – 189, Абыйский – 142, Орджоникидзевский – 125, Амгинский – 103 [История и культура эвенов, 1997, с. 34-57]. Общий прирост эвенов в Якутии в 1979-1989 гг. составил 2905 человек, в том числе естественный – 1560 человек. Восстановило национальность «эвен» 1345 человек [История и культура эвенов, 1997, с. 31]. Существенное увеличение численности эвенов следует объяснять не только следствием миграционных процессов в Якутии, но и значительным ростом национального самосознания, так во многих случаях произошло восстановление национальности, т.е. эвенами назвали себя многие метисы, ранее значившиеся как якуты, эвенки и т.д. В Магаданской области основными районами проживания эвенов являются Ольский (822) Северо-Эвенский (734). Более 700 эвенов живет в Омсукчанском (295), Сусуманском (140), Среднеканском (132), Хасынском (66), Ягоднинском (45) и Тенькинском (31) районах области. Восстановление коренной национальности для Магаданской области не было характерно в момент переписи.


На Чукотке абсолютное большинство эвенов сосредоточено в Билибинском и Анадырском районах (Омолоне, Анюйске и Ваегах) – соответственно 807 и 448 человек. Прирост эвенов в Чукотском автономном округе составил более 24%. На Камчатке в Быстринском районе в 1989 г. проживало 672 человека. А в районах Корякского автономного округа (Аянка, Оклан) - 713.


Для эвенов Хабаровского края в межпереписной период характерен существенный прирост населения – более 30 %, практически весь он достигнут за счет естественного прироста (29,8 %). Большинство хабаровских эвенов (1125) живет в Охотском районе.


Таким образом, материалы переписи 1989 г. свидетельствуют о достаточно высоких темпах прироста эвенов в большинстве районов их проживания. По данным Всероссийской переписи населения 2002 года на территории Якутии проживало 7562 эвенов. Удельный вес эвенов от общей численности коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия) составлял 64,9%.


Охота, рыболовство и оленеводство составляли основу комплексного кочевого хозяйства эвенов Якутии. Ареал кочевий разных родов охватывал огромную территорию с низовьев Вилюя до Индигирки, с низовьев Алдана до Охотского моря.

Представитель династии Алексеевых Местникова(Алексеева) Н.А.

Эвены к приходу русских состояли из трех культурно-хозяйственных групп: кочевников-оленеводов, оседлых рыболовов (пешие тунгусы) и полуоседлых скотоводов на Алдане (дельяны). В середине XVII в. оленеводы кочевали в горно-таежной зоне Якутии и горных районах севера Охотского моря. Их иногда называли дондэмнэл, буквально - материковые, горные.


Большинство эвенов-оленеводов к приходу русских сосредотачивалось в острогах Верхоянского хребта, примыкающих к Охотскому побережью. Присоединение к России, ясачная политика государства, бесчинство служилых людей, столкновение с казаками и корякам побудили эвенов-оленеводов, начиная со второй половины XVII в., продвигаться в малозаселенные районы Северо-Востока, тем самым расширяя ареал кочевий эвенов вплоть до XIX в.


Всего в районах проживания эвенов на Охотском побережье и в горных районах Верхоянья, на низовьях Вилюя и Алдана было зафиксировано более 40 кровных родов, большая часть которых принадлежала к пешим тунгусам. Крупные роды эвенов - Годниканский, Горбиканский, Дельянский, Киларский, Уяганский, Эжанский, Буякирский, Долганский включали как оленнных, так и пеших (безоленных) групп сородичей. Численность эвенов-оленеводов на середину XVII в. В.А. Туголуков определил в 3,6 тыс. чел., пеших тунгусов - 4,8 тыс. чел. Всего 8,4 тыс. человек.

к.и.н. Алексеева С.А.