Юкагирская одежда

Материал из Арктический многоязычный портал — Wiki
(перенаправлено с «Одежда юкагиров»)
Перейти к: навигация, поиск

Традиционный костюм юкагиров

Традиционный костюм юкагиров похож на эвенскую одежду. Но в отличие от эвенского кафтана, имеющего сзади широкую внешнюю складку, юкагирский кроили в талию с двумя клиньями по низу спинки, образующими внутреннюю складку. По этой особенности кроя соседи называли юкагиров «людьми с хвостами куропатки», а эвенов — «людьми с хвостами гагары».

Меховые кафтаны (махил) золотисто-коричневого или серого цвета украшали окрашенным в красный цвет мехом нерпы-белька, летние ровдужные (наймэкэ) отделывали по полам и подолу вышивкой подшейным волосом оленя красного, черного и белого цвета. К верху спинки мужских кафтанов пришивали свисавший до земли, раздваивавшийся на конце хвост из тюленьего меха, крашенного настоем ольхи или тальника в красный цвет. На женских — два таких хвоста пришивали по бокам, над клиньями.

Под кафтан надевали нагрудник (летний — нгеун, зимний, меховой — ниниэдабун). Зимой под нагрудник иногда подкладывали заячью шкурку. В качестве воротника в мужской одежде использовали шарф из лисьих хвостов, в женской — из беличьих. В тундре в большие морозы женщины надевали короткие штаны-натазники с нагрудником, а мужчины — меховые (харо). Ровдужная камлейка поверх меховой глухой кухлянки с капюшоном спасала от сильных морозов. Длинную, почти до паха, зимнюю обувь из камуса оленя или лося натягивали на меховые чулки. Летняя ровдужная обувь была до колен, башмаковидного покроя. Головной убор — капорообразный меховой чепец. Его украшали красным кантом по шву, тканью или меховой опушкой, ровдужные перчатки — полосками красной и черной ткани, вышивкой подшейным волосом оленя белого и красного цвета.

Мужской костюм (вид спереди)
Мужской костюм (вид сзади)
Тундровые юкагирки в национальной одежде


Праздничная одежда

Праздничную одежду отделывали разноцветным мехом, суконными оторочками, вышивкой подшейным волосом оленя, реже бисером, металлическими подвесками и бляшками. Особенно ценились передаваемые по наследству круглые серебряные бляхи — «грудное солнце» на женских нагрудниках. Мужчины подпоясывали кафтаны кожаными поясами с сумкой для табака и ножом в ножнах. К поясу охотников (калбу) кроме ножа и трутницы прикрепляли мешочки для пороха, сушеного мяса и табака. Зимой надевали снеговые очки.


Мужчины заплетали волосы в косу, украшая ее железной бляшкой или несколькими нитками бисера. Женщины заплетали много косичек с нитками бисера и жемчуга, медными кольцами. Погребальный комплект — кафтан с тремя меховыми хвостами и островерхая шапка. Это соответствовало остроконечной голове мифического предка. В XIX в. появилась летняя одежда из ткани — рубахи и платья с отложным воротником.


по материалам Энциклопедии «Арктика – мой дом: народы Севера»,
М. 2001


Trilistnik.png


Одежда и орнамент юкагиров

К концу ХХ в. у юкагиров Верхней Колымы в сфере прикладного искусства сложилась кризисная ситуация: веками передававшееся от поколения к поколению искусство шитья одежды и предметов быта из природных материалов – меха, шкур, кож животных, птиц и рыб оказалось на грани исчезновения.


В течение многих тысячелетий основу присваивающего хозяйства юкагиров составляла охота на крупных копытных животных тайги и тундры – дикого оленя, лося, добыча перелётной и боровой птицы, ловля рыбы. Сырьё, получаемое в результате промыслов, было традиционной основой для изготовления одежды, сумок, мешков, покрытий жилищ и прочих изделий из мягких материалов.


Северные туземцы. Фото нач. ХХ в.
Летняя одежда лесных юкагиров (фото В.И.Иохельсона. Конец XIX - нач. XX вв.)
Мужская летняя одежда (фото В. И. Иохельсона. Конец XIX - нач. XX вв.)
Женская летняя одежда (фото В. И. Иохельсона. Конец XIX - нач. XX вв.)
Женская летняя одежда (фото В. И. Иохельсона. Конец XIX - нач. XX вв.)


В XIX – начале XX вв. полукочевых охотников и рыболовов тайги продуктами оленеводства в какой-то мере обеспечивали соседние оленеводческие народы. Готовую одежду и предметы из оленьих шкур и ровдуги лесные юкагиры получали в обмен или в подарок от эвенов, кочевавших со стадами домашних оленей в Колымском округе.


Охотничий промысел и меновая торговля с эвенами обеспечивали колымских мастериц сырьём, необходимым для изготовления одежды – оленьими шкурами и кожами, камусом, сухожильными нитками, подшейным волосом. Разрушение во 2-й пол. ХХ в. существовавших экономических связей с эвенами-оленеводами и последовавший вслед за этим острый дефицит сырья при увеличении объёма привозимых тканей и готовых изделий ускорили начавшийся еще в конце ХIХ – начале ХХ вв. переход на европейский тип одежды.


Глухая меховая рубаха и женский распашной кафтан березовских эвенов


Ныне покупная одежда вытеснила национальный костюм лесных юкагиров практически из всех сфер бытования, за исключением праздничной, отдельные предметы традиционного гардероба продолжают использоваться в качестве промыслово-дорожных.


Оказавшись в ХХ в. в условиях экономической и культурной изоляции от оленеводческих хозяйств эвенов, лесные юкагиры, охотники на лося и пушного зверя, стали испытывать острый дефицит сырья для изготовления распашной одежды. В настоящее время изготовление одулами традиционной одежды из покупных тканей объясняется следующими причинами:


  • диких оленей нет в местах современного проживания одулов;
  • ровдуга (замша) и шкура лося достаточно тверды для изготовления всего комплекта одежды;
  • шкуры ценного пушного зверя уходят в торговую сферу;
  • сырье от домашнего оленеводства поступает к одулам в результате административных, хозяйственных, родственных и иных связей с оленеводческими хозяйствами эвенов Верхнеколымского улуса;
  • ассортимент товаров в торгующих организациях позволяет подобрать ткань нужной фактуры и расцветки.


В результате складываются объективные причины перехода лесных юкагиров к изготовлению украшенной распашной одежды из ткани. Уменьшение влияния тунгусской культуры на юкагирскую шло одновременно со всё увеличивавшимся влиянием русской культуры.


Переход повседневной одежды на тканевую сопровождается уходом и от традиционного покроя. Распашная одежда тунгусского образца стала раскраиваться из пяти деталей: отдельно спинки, двух полок и двух рукавов; расширяющие спинку клинья теперь отсутствуют. Расширение производится иным способом: зашивают в складки излишки ткани в боках; две небольшие тканевые накладки урдэнгэ по талии спинки перемещены к боковым швам одежды.


Раскрой кафтанов

Раскрой тунгусского кафтана из двух шкур
Раскрой тунгусского кафтана из одной шкуры
Современное юкагирское пальто. Вид спереди (а), вид сзади (б), раскрой спинки (в)

Изменения в материале и технологии изготовления одежды лишь отчасти коснулись смысловой стороны украшений. Можно выделить два аспекта изменений в украшениях:


  1. более широкое использование привозных материалов (ткань, ленты, тесьма, бисер, бижутерия)
  2. влияние двух противоположных мировоззренческих концепций (христианства и атеизма) ослабило смысловую значимость украшений и всего комплекта одежды в контексте мировоззренческой системы юкагиров.


Наиболее изученной является распашная одежда одулов – кафтан с передником-нагрудником, считающиеся тунгусским заимствованием. В конце XIX– начале XX вв. исследователь юкагирской культуры В.И. Иохельсон писал:


«…тунгусская одежда менее приспособлена для полярных условий, чем древняя юкагирская одежда чукотского типа (выделено мной. – Л.Ж.). Прилегающие штаны, передник, прикрывающий грудь и живот, кафтан, тесно облегающий плечи и туловище и расширяющийся книзу, с открытыми полами, делают костюм плохо приспособленным для климата Крайнего Севера с его морозами и ветрами. Этот тип костюма родился где-то в лесах Амурского региона среди племен тунгусов-охотников, кочующих верхом на оленях. Тесно прилегающая одежда удобна для ходьбы на лыжах, при верховой езде на оленях в условиях более умеренного климата. В полярных же широтах, где проживают юкагиры, использование такой одежды можно объяснить скорее увлечением модой, нежели стремлением к удобствам».


Кафтан "ма5ил"

Юкагирки с. Нелемное в национальной одежде. 1992 год. Фото Л. Жуковой
Кафтан девочки 7-8 лет. Мастерица А.В. Слепцова. Фото Л. Жуковой


Мужcкой летний кафтан из продымленной оленьей шкуры. Из книги В. Иохельсона. 2005г.
Спинка мужского кафтана жителей колымской тундры

Передник ниңиэмун

Женский передник из ровдуги лесных юкагиров.Мастерица А.В. Слепцова. Фото Л. Жуковой
Детский передник из ткани. Мастерица А.В. Слепцова. Фото Л. Жуковой
Женский передник вадулов. Мастерица Е.И. Тымкыль. Фото Л. Жуковой
Мужской передник тундровых юкагиров. Из книги Л. Жуковой, 2009г.

Головные уборы (шапка) мо5о

Капор из ровдуги. Мастерица - тундровая юкагирка Е.И. Тымкыль. Из книги Л. Жуковой, 2009
Мужской капор. Тундровые юкагиры. Из книги Л. Жуковой, 2009
Капор с открытой макушкой. Мастерица А. В. Слепцова. Из книги Л. Жуковой, 2009
Капор с рожками. Мастерица А.В. Слепцова. Из книги Л. Жуковой, 2009

Мужская одежда

Мужские штаны из ровдуги. Мастерица А.В. Слепцова. Фото Л. Жуковой.
Патронтаж из ровдуги и ткани (закрытый). Мастерица А.В. Слепцова. Фото Л. Жуковой.
Патронтаж из ровдуги и ткани (открытый). Мастерица А.В. Слепцова. Фото Л. Жуковой.

Обувь мурэ

Алтайский тип. Женская летняя обувь из ровдуги. Мастерица А.В. Слепцова. Из книги Л. Жуковой, 2009
Мужская обувь из рыбьей кожи. Мастерица А.В. Слепцова. . Фото Л. Жуковой.
Западно-сибирский тип.Женская летняя обувь из ровдуги. Из книги Л. Жуковой, 2009

Рукавицы молодьо, перчатки шархул молодьо

Меховые рукавицы. Ф.А.Шалугина. . Из книги Л. Жуковой, 2009
Мужские меховые перчатки. Мастерица А.В. Слепцова. Фото Л. Жуковой.
Мужские перчатки из ровдуги. Мастерица Д.И.Егорова. Фото Л. Жуковой.


В таком случае открытым остается вопрос о дотунгусской или исконной одежде одулов. По-видимому, по своему крою она должна приближаться к кухлянкам арктических народов. (глухая танц. одежда одулов: реконструкция)


Есть основание полагать, что пришедшие на север тунгусы (эвенки, эвены) и якуты заимствовали глухую кухлянку из гардероба юкагиров и их соседей – самодийцев, коряков, чукчей. В результате изменения способов раскроя традиционного распашного кафтана тунгусы и якуты сами стали изготовлять глухую одежду (например, якутское женское платье халадай); следовательно, в их материальной и духовной культуре присутствуют иноэтнические, в том числе юкагирские элементы. К сожалению, аборигенные черты в культурах названных народов почти не изучены, а ведь именно они имели исключительное значение в процессах адаптации мигрантов к природно-климатическим условиям Севера.

Представления лесных юкагиров о красоте

Эталоном женской красоты у юкагиров считается стройность, лёгкость, привлекательно круглое лицо. Темный цвет лица считается некрасивым, а неряшливую девушку сравнивают с линяющей росомахой. В устном народном творчестве часто встречается сравнение человека с деревом. Например, так воспевается женская красота в любовной лирике юкагиров:


«... когда я смотрел её рост –
точно стройная молодая лиственница,
лицо её, когда смотрел –
точно пожелтевшая хвоя...». (по В.И.Иохельсону)


В прошлом юкагирские девушки и молодые женщины заплетали от 1, 2 до множества косичек, к которым подвешивали медные кольца, нити из корольков (крупный бисер). Современные девушки вокруг головы повязывают красную ленту.


В уши вдевали сухожильную нитку с нанизанными корольками, бисером, с небольшой круглой бляшкой или монетой на конце. На мочке уха нитка крепилась узелком. Для расчесывания волос одулы пользовались деревянными и костяными гребнями ангийэ/йонгийэ.


Мужчины не носили короткие прически, обычно обрезали волосы, закрывая уши, заплетали волосы в косу, к которой привязывали железную бляшку или несколько ниток бисера. В песенном фольклоре волосы возлюбленного девушка сравнивает с беличьими хвостами:


«... Егор, точно
молодая рябина ставши, виднеется.
Когда (я) смотрела – на его плечах
волоса как беличьи хвосты
распустились
». (по В.И.Иохельсону)


В другой песне девушка поэтически описывает наружность возлюбленного:


«... Его кости точно недавно выросшая
молодая лиственница.
Как хвоя одежда его красна.
Милашка! Точно солнце!». (по В.И.Иохельсону)
Красоту юноши сравнивают с лунным светом.


Метки на одежде йомдьилэ

Изготовляя одежду, мастерица иногда ставит знак-метку. Не свой личный «фирменный», а индивидуальный знак, который она адресует будущему владельцу вещи. Знаки различались по внешнему виду и отражали мысли, чувства, пожелания, т.е. отношение мастерицы к человеку. Йомдьилэ, как индивидуальный знак-метка в этнокультуре юкагиров, сравним с прозвищами, которые давали человеку за какие-то индивидуальные особенности, или с личными песенками шиишии, дающими ритмико-звуковую характеристику человеку.


Мать шьет одежду сыну и свои мысли выражает в знаке-метке: «Вернись живой и здоровый». Жена вышивает йомдьилэ на промысловой одежде мужа: «Не забудь меня в дальней дороге». Мастерица желает заказчику: «Пусть одежда согреет тебя в пути». Например, охотнику из с. Нелемное В.Г. Шалугину мать, Ф.А. Шалугина, вышивала йомдьилэ на промысловой одежде в виде петли. На шапке, отворотах рукавиц, мешке для добычи она сделала кожаную петельку («пусть вещи не валяются где попало, а знают свое место») и рядом же пришила ремешки для связывания и подвешивания при просушке. Мастерица-эвенка в горах Арга-Таса на всех сшитых для него предметах одежды (рукавицах, куртке на вате, жилетке) оставила метки в виде огнива из полоски кожи с прорезями.


Другая мастерица из Арга-Таса сшила оленеводу одежду с йомдьилэ в виде аркана на манжетах рукавов зимней куртки. Женщина мужу-оленеводу на уголках воротника оленьей дошки вышила два конических жилища Были метки в виде цветочков, кисточек из цветных ниток, ткани и кожи.


Украшения и орнамент

Изделия юкагирских мастериц отличались особой тщательностью и изяществом. Одежду украшали вышивкой лосиным/оленьим подшейным волосом эншидаайэм, жилами, кожаными продержками мошшодьайа, полосками крашеной ровдуги, древесного лыка, рыбьей кожи, ткани; бисером и корольками, цветными нитками; обшивали по краю бахромой абудьэ и меховой выпушкой, подвешивали колокольчики йоңсьо, бубенчики конась, медные и серебряные бляхи, фигурные подвески, кольца.


Полоски светлой или окрашенной ровдуги по краю нарезали бахромой или зубчиками.
На вороте распашного кафтана и по верхнему краю обуви мастерицы пришивали нашивки подковообразной формы из ткани красного цвета. Нашивки символизировали солнце и имели расходящиеся в стороны лучи от 3 до 7.


Demina-1.jpg
Demina-2.jpg

Л.Н. Демина в кафтане из ровдуги, украшенном солнечной символикой. Фото Л. Жуковой.


Такие лучистые формы обнаруживается в наскальных рисунках Средней Лены, Алдана, Приамурья, они датированы поздним неолитом – бронзовым веком (II-I тыс. до н.э.). Лучистые арки выполнены красной охрой, имеют различные варианты в виде прямоугольных и многоугольных фигур, лучистых овалов, символизирующих солнечное или небесное божество.


Возможно, рисунки оставлены праюкагирскими племенами, заселявшими в позднем неолите – бронзовом веке почти всю территорию современной Якутии. Нашивки на предметах юкагирского гардероба являются отголосками древнего солярного (солнечного) культа, сохраняемого народной традицией вплоть до современности. Это один из примеров уникальности юкагирской культуры, её глубинных связей с аборигенной наскальной живописью и древней натурфилософией.

Арка из лиственничного дерева с 7-ю лучами сооружена в июне 1992 г. в с. Нелемное. Фото Л. Жуковой.
Вход в среднюю школу имени Тэки Одулока. Фото Л. Жуковой.

В июне 1992 г. для проведения I съезда юкагиров и национального новогоднего празднества «Встреча Солнца» в с. Нелемное была сооружена лучистая арка из лиственничного дерева с 7-ю лучами. Этой же символикой украшен вход в новую сельскую школу.


Солнечную символику юкагирского кафтана дополняют две вертикальные нашивки на полах т.н. «фальшивые карманы» ма5ин йукон урдэнги/ордьоонги, «кафтана маленькая середина». На женских летних кафтанах «фальшивые карманы» присутствуют обязательно, в отличии от многолучевой формы вокруг ворота, которая пришивается не всегда. «Фальшивые карманы» выполняются из тех же материалов, что и основные отделки одежды, чаще в сочетании черного и красного цветов, на них обычно отсутствуют другие дополнительные украшения.


Вертикальные нашивки не имеют конструктивного значения и несут смысловую нагрузку. Расположенные под лучистой нашивкой ворота, они символизируют небесный, солнечный дождь, дающий универсальную силу для всего живого, подобно изображению магического дождя на наскальных рисунках. Лесные юкагиры считают присутствие на кафтанах ма5ин йукон ордьоонги символом богатства.


Верхнеколымские юкагиры Спиридон Константинович Спиридонов, Афанасий Егорович Солнцев и нижнеколымская юкагирка Матрена Николаевна Тохтосова. 1994 г. Фото Л. Жуковой.


Продолжая древние традиции, мастерицы широко пользуются приёмами контрастов при украшении одежды: это разные по цвету мех, ровдуга, сукно, камус и кожа, бисер, крашеный подшейный волос. Геометрическая основа орнамента и использование цветовых контрастов – главная особенность декоративно-прикладного искусства юкагиров. Сочетание светлого и тёмного меха и камуса, жёлтой и тёмно-коричневой ровдуги, белого и окрашенного в красный цвет подшейного волоса, красной и черной ткани – вот основные контрастные семантически обусловленные цвета. Введение же необычайно ярких, горячих полосок красного сукна придавали композициям большую цветовую завершённость. Эта цветовая гамма отличает юкагирские передники от эвенских, где преобладает бело-голубая тональность.


Искусствоведы отмечают особенную изысканность, деликатность и утончённость в украшении юкагирских передников.


Украшения юкагирской одежды, выдержанные в традиционной цветовой гамме, не выглядят декоративными и вычурными. Именно этот традиционализм является символом стабильности, постоянства и здоровья народа. Юкагирский комплект распашной одежды одулов конца ХIХ – конца ХХ вв. «проигрывает» в декоративности богато расшитым разноцветным бисером эвенским и долганским костюмам, в украшениях которых возобладали именно декоративные тенденции.


Орнамент юкагиров линейно-геометрический: преобладают прямые и перекрещенные линии, пунктир, зигзаг, углы, шевроны-«ёлочки», треугольники, четырехугольники, кружки и полукруги.
Но орнаментальному искусству юкагиров не чужды растительные узоры и изображения человека.


Наиболее популярен орнамент «солнышко» йэльоодьо. С древнейших времён Солнце являлось основным божеством юкагирского пантеона, ему посвящено главное празднество года шахадьибэ. Большую круглую подвеску под названием «грудное солнце» мэлут подьорхо (досл. «груди свет») пришивают в верхней части женских передников. В юкагирском фольклоре имеется сказочный сюжет, где брошенное детьми «грудное солнце» превратилось в море, что спасло детей от погони людоеда. В образцах одежды одулов конца ХIХ – начала ХХ вв. солярная символика присутствовала в виде лучистых нашивок из ткани на вороте кафтанов, различного рода овальных и дугообразных формах в конструкциях и украшениях предметов одежды.


В изделиях современных одульских мастериц йэльоодьо – многолучевой круг, заполненный бисером красного цвета, или несколькими вписанными разноцветными окружностями. Как элемент украшения летних распашных кафтанов, передников, головных уборов, обуви, перчаток и сумок узор «солнышко» из бисера приобрел популярность во второй половине XX в. В центре обычно помещают одну или несколько бисерин или бусину.

Сумочка из ровдуги с орнаментом йэльоодьо. Фото Л. Жуковой.

Вышивают йэльоодьо также подшейным волосом оленя/лося, при этом волос белого цвета чередуется с крашеным красным. «Солнышко» символизирует высшую сакральность и чистоту, является оберегом; он призван внушать владельцу вещи чувство уверенности и неуязвимости, силу и мужество. Вписанные круги, кружки с точкой в центре называют также кужуун шөрилэ «радуга» (досл. «небесный узор»), одун лочипэги «северное сияние» (досл. «юкагирские огни»), андьэ «глаз», «начальник». Кружок-глаз в юкагирской культуре рассматривается как оберег от злых духов и духов болезней. «Оглазить» – значит вышить, вырезать, начертить кружок в центре изделия.

Обувь с орнаментом өнмиэдиэ. Фото Л. Жуковой.

Вторым по распространенности и значимости является мотив өнмиэдиэ «молодая лиственница», «молодой человек». Өнмиэдиэ в прошлом украшали женские и мужские передники, по одному узору помещали на нижних углах изделия над бахромой и орнаментальной полосой; этим узором украшены обувь и сумочки. Мотив өнмиэдиэ известен среди наскальных рисунков древней Якутии, на шаманских передниках эвенов, в украшении одежды тундровых юкагиров.


Сравнительный анализ графики изображений человека в наскальном искусстве древней Якутии, декоративно-прикладном искусстве и пиктографическом письме юкагиров позволил выделить в мотиве өнмиэдиэ два основных иконических образа – человека и дерева. Объединённость этих образов находит объяснение в неразрывной связи культа предков и культа деревьев в народных представлениях юкагиров. В прошлом өнмиэдиэ и другие орнаменты выполнялись раскраской природными красителями – охрой, цветной глиной.


Орнамент оожии нодо нойл «утиные ножки» вышивают только на предметах мужского гардероба. Считается, что он является символическим пожеланием удачи промысловику. Узор вышивают подшейным волосом оленя/лося, цветными нитками, бисером.

Юкагирские орнаменты

по книге "Историко-этнографический атлас..."



Как тысячи лет назад


В изучении традиционных культур народов Сибири нет вопросов основных и второстепенных. Детская песенка, элемент орнамента или невзрачная нательная одежда могут открыть нам нечто неизвестное. Одежда, как составная часть юкагирской народной культуры, даёт в этом плане богатейший этнологический материал. Одежда одулов и украшения на ней в конце ХIХ – начале ХХ вв. имели несколько функций:


  1. основное назначение – защита от холода и ветра;
  2. защитно-охранительная функция. С такой целью пришивали рожки на шапках, круглые плоские подвески на спинке кафтана как «глаз спины», колокольчики, метки йомдьилэ на одежде. Оберегом являлся орнамент «солнышко» йэльоодьо; (Рожки на шапках)

  3. информационная функция. Украшения на мужских поясах игидиэнэ имели опознавательный характер. На женских кафтанах спереди имелся специальный знак, показатель социально-возрастного положения хозяйки. На кафтане замужней женщины слева у плеча на уровне верхней пары вязок пришивали кожаный ремешок длиной до 10 см. Обычно он висел свободно; при гостях и посторонних людях женщина подвязывала к ремешку свою снятую с головы шапку. Затем женщине можно было шапку отвязать и аккуратно убрать, «не бросая, где попало». Про кафтан с таким ремешком говорили: «Это кафтан, имеющий шапку». У девушки на кафтане подобного ремешка не было. У старой женщины, имевшей мужа, ремешок был пришит спереди слева чуть выше линии талии; он также служил для подвязывания шапки. У женщины, потерявшей мужа, ремешок с одежды спарывали, если она вновь выходила замуж – пришивали снова. Таким образом, ремешок являлся особым средством информации в те далекие времена, когда «стыдились» или «стеснялись» посмотреть в лицо незнакомому человеку и заговорить с ним; он был показателем семейного положения и возраста женщины;

  1. национально-культурный показатель. Как составная часть материальной и духовной культуры, одежда юкагиров несла выраженный изобразительными средствами символический образ национальной космологии. Это переданные графическими средствами мифологические модели Вселенной в украшениях кафтанов, передников; солярный культ. (Модели Вселенной на передниках)


Функции 2-4 нужно считать маркерами юкагирской культуры.
К концу ХХ в. информационная функция одежды одулов была во многом утрачена. Снижено её защитно-охранительное значение, хотя традиционны нашивные подвески на кафтанах, рожки на детских шапках (редко), метки йомдьилэ. Функции, отражающие индивидуально-личностный аспект, оказались нивелированы, в то же время надличностный, мировоззренческий, религиозно-мифологический аспект, как наиболее архаичный и консервативный, сохранился, хотя и не в полной мере.

Выработанные на протяжении длительного исторического периода религиозно-мифологические установки пронизывали все сферы духовной и материальной жизни древних обществ, в том числе такую составную её часть, как одежду. Поэтому на предметах гардероба охотников-юкагиров сохраняются и ныне многие элементы, отражающие мировоззрение людей ушедших эпох. Это мировоззрение, получившее название языческого, дошаманского, в традиционной культуре юкагиров основано на почитании небесного/солнечного божества. Устное народное творчество юкагиров и народные представления дают достаточный материал для реконструкции основных его положений.

к.и.н. Л.Н. Жукова
по книге "Одежда юкагиров:генесиз и семантика",
Новосибирск, Наука, 2009

Литература

Жукова Л.Н. Одежда юкагиров. Учебное пособие. Мультимедийный диск. ЮНЕСКО. Якутск, 2007.
Жукова Л.Н. Одежда юкагиров: генезис и семантика. Новосибирск, 2009.
Иохельсон В.И. Юкагиры и юкагиризированные тунгусы. Пер. с англ. В.Х. Иванова и З.И. Ивановой-Унаровой. – Новосибирск: Наука, 2005.
Иохельсон. В.И. Материалы по юкагирскому языку и фольклору, собранные в Колымском округе. – Якутск: Бичик, 2005.
Иванов С.В. Орнамент народов Сибири как исторический источник. – М., Л.: Наука, 1963. – 479 с.
Историко-этнографический атлас Сибири // Под ред. М.Г. Левина и Л.П. Потапова. – М., Л.: Изд-во АН СССР, 1961. – 498 с.
Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.: Национальный состав и владение языками, гражлданство. Официальное издание. – В 14 т.- Т. 4. – Кн. 1. – М.: Статистика России, 2004.
Каплан Н.И. Народное декоративно-прикладное искусство Крайнего Севера и Дальнего Востока: (Книга для чтения учащихся ст. классов). – М.: Просвещение, 1980. – 125 с.
Кочешков Н.В. Этнические традиции в декоративном искусстве народов Крайнего северо-востока СССР (ХУIII - ХХ вв.). – Л.: Наука, 1989. – 197 с.
Национальный состав и владение языками, гражданство населения Республики Саха (Якутия) // Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. Официальное издание. Т. 5. – Якутск, 2005.
Окладников А.П., Запорожская В.Д. Петроглифы Средней Лены. – Л.: Наука, 1972 – 271 с.
Роббек М.Е. Краски северного сияния в узорах мастериц: (Прикладное искусство эвенов Березовки). – Новосибирск: Наука, 2004. – 88 с.
Сельскому учителю о народных художественных ремеслах Сибири и Дальнего Востока. – М., 1983. – С. 143–146.
Симченко Ю.Б. Культура охотников на оленей Северной Евразии. – М.: Наука, 1976. – 311 с.
Спиридонов Н.И. (Тэки Одулок). Одулы (юкагиры) Колымского округа. – Якутск: Северовед, 1996. – 80 с.
Туголуков В.А. Кто вы, юкагиры? – М.: Наука, 1979. – 152 с. Фольклор юкагиров Верхней Колымы / Сост. Жукова Л.Н., Николаева И.А., Демина Л.Н. – Якутск: Изд-во ЯГУ, 1989. – Ч.1. – 161 с.; – Ч.2. – 89 с.
Численность и состав народностей Севера, Сибири и Дальнего Востока в ЯАССР // Итоги Всесоюзной переписи населения на 12 января 1989 г. – Якутск, 1990.
Юкагиры. Историко-этнографический очерк. – М.: Наука, 1975. – 244 с.